Главы   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22  

Инвестиции и спекуляции на фондовом рынке


Что же мы имеем в виду, называя кого-либо "инвестором"? На страницах данной книги этот тер­мин будет использоваться как антоним понятию "спекулянт". Еще в 1934 году в учебнике "Анализ фондового рынка" (Security Analysis) нами была предпринята попытка определить различие между этими понятиями следующим образом: "Инвести­ционная деятельность означает, что инвестор на ос­новании серьезного анализа предполагает как воз­мещение вложенного капитала, так и получение со­ответствующего дохода. Операции, которые не отве­чают этим требованиям, являются спекулятивными".

Этому подходу мы неукоснительно следовали все последующие 38 лет. Однако за этот период в упот­реблении термина "инвестор" произошли радикаль­ные изменения. После падения фондового рынка в 1929-1932 годах ко всем обыкновенным акциям стали относиться как к спекулятивным по своей при­роде финансовым инструментам. (Показательно, что ведущие финансовые аналитики решительно заявля­ли, что для инвестирования подходят только облига­ции.) Поэтому нам пришлось защищать наш под­ход от обвинений в том, что он размывает понятие "инвестиции".

Сегодня же можно говорить о другой крайности. Нужно предостеречь читателей от применения термина "инвестор" ко всем вместе и к каждому участнику фон­дового рынка в отдельности. Показателен следующий пример из Security Analysis, ведущего финансового журнала (заголовок статьи с титульной страницы за июнь 1962 года): "МЕДВЕЖЬЕ" НАСТРОЕНИЕ МЕЛКИХ ИНВЕСТОРОВ. "КОРОТКИЕ" ПРО­ДАЖИ НЕСТАНДАРТНЫХ ПАКЕТОВ АКЦИЙ. В октябре 1970 года в том же журнале в колонке главного редактора были подвергнуты критике т.н. "безответственные инвесторы" (reckless investors), под которыми понимались те участники фондового рынка, которые в это время стали приобретать акции в надежде на рост их курса.

Эти цитаты удачно демонстрируют путаницу, ко­торая на протяжении многих лет наблюдалась при использовании терминов инвестиции и спекуляции. Рассмотрим предложенное нами определение инвес­тиций с учетом приведенных примеров.

В первом речь идет о "коротких" продажах не­скольких акций обычным, неискушенным человеком. Заметим, что, во-первых, ему не принадлежат акции, которые он продает, и, во-вторых, он убежден в том, что к моменту совершения сделки сможет купить их по существенно более низкой цене, чем в настоящее время. (Следует отметить, что в 1962 году, когда поя­вилась упомянутая статья, рынок уже пережил значи­тельный спад и даже был готов к подъему. Это самый худший момент для заключения сделок по "коротким" продажам.)

Во втором примере термин "безответственные инвесторы" можно было бы рассматривать как за­бавное противоречие — наподобие словосочетания расточительные скопидомы", — если бы неправиль­ное использование лексики не было столь вредным. В журнале в обоих случаях использовался термин инвестор", поскольку на разговорном языке Уолл­стрит каждый, кто осуществляет операции по приоб­ретению или продаже ценных бумаг, является инве­стором, независимо от того, что он покупает, с какой Целью или по какой цене. Сравним такую трактовку с отношением общественного мнения к обыкновенным акциям в 1948 году
ных были противниками их покупки. Почти по­ловина назвали причиной отказа "небезопасность или рискованность", и вторая половина в качестве причины указали, что "недостаточно информирова­ны".

Конечно же, забавно (но не удивительно), что приобретение всех видов простых акций, в общем-то, рассматривалось как высокоспекулятивное, или рис­кованное, в то время когда они продавались на наи­более привлекательных условиях и накануне самого высокого в истории роста их курса. С другой сторо­ны, именно то обстоятельство, что курс акций вырос до уровня, который затем, после падения их курса, стал считаться опасным, трансформировало процесс вложения в акции в "инвестиции", а всех, кто приобретал акции, в "инвесторов". Всегда было полезно делать различие между понятиями инвестиция и спекуляция по отношению к обыкновенным акциям, и его исчезновение вызывает беспокойство. Мы часто говорили о том, что финансовым институтам стоило бы восстановить это ограничение и акцентировать на нем внимание ин­дивидуальных мелких инвесторов, иначе в один пре­красный день против фондовых бирж могут быть выдвинуты обвинения в огромных спекулятивных потерях, о которых те, кто пострадал от них, не были вовремя предупреждены.





Книжный магазин